Результаты зла на дорогах России за 5 августа 2018 года.
ДТП-  445
Погибло- 67
Ранено- 703

-------------------

Результаты зла на дорогах России за 25 июня 2016 года.
ДТП-  461
Погибло- 60
Ранено- 707

-------------------

Результаты зла на дорогах России за 25 июня 2017 года.
ДТП-  419
Погибло- 58
Ранено- 639

 

Скачать логотип акции:

 

Cкачать логотип:

Наши сайты:

 

www.yougibdd.ru

 

www.rossovet.com

Пробки на Яндекс.Картах

Актуальное фото:

Участники движения:

Актуальное видео:



Реальность на дорогах:

Консультационно экспертный совет ОПОБДД усилился

ОПОБДД выражает слова благодарности академику Российской Академии Наук Сигову Александру Сергеевичу за согласие войти в состав Консультационно экспертного совета ОПОБДД. Александр Сергеевич Сигов о деятельности ОПОБДД знает давно, с 2006года. Поддерживал наши начинания по формированию ответственного поведения на дорогах, помогал своими советами.В настоящее время ОПОБДД обратился к академику Сигову А.С. с предложениями о расширение деятельности по формированию культуры поведения на дорогах , в том числе и среди студентов, преподавателей ,научных работников... На наши предложения Академик РАН Сигов А.С. живо откликнулся, внимательно изучил предложения. Более того дал согласие уделять этому направлению деятельности в новом качестве-члена Консультационно экспертного совета ОПОБДД.

-- Подробную информацию смотреть в разделе "совет".

ОПОБДД рекомендует:

Этот положительный опыт взаимодействия организаций и добрых людей, профессионалов в своей деятельности Консультационно-Экспертный совет ОПОБДД рекомендует к использованию в работе территориальным органам исполнительной власти и всем заинтересованным структурам.

Руководитель российской Госавтоинспекции ответил на вопросы читателей



—Здравствуйте, Виктор Иванович! // Газета.Ru

—Добрый день!

—Первый вопрос — от редакции, по итогам аварийности за 2013 год. Недавно подвели. Погибли 27 тыс. человек. Как следует из вашей официальной статистики, это на 3,5% меньше, чем годом ранее. Скажите, удовлетворены ли в ГИБДД этим результатом и что будет делать ваше ведомство для дальнейшего снижения этого показателя аварийности? Потому что, я так понимаю, это ключевой показатель сейчас, над которым вы работаете. // Газета.Ru

—Наверное, говорить о какой-то удовлетворенности результатами вообще нельзя. Потому что вы сами назвали страшную цифру — 27 с лишним тысяч погибших на наших дорогах. Поэтому, безусловно, ситуация очень сложная. Несмотря на некую положительную динамику, проблем больше чем достаточно. И когда мы подводили итоги, в том числе по 2013 году, мы, безусловно, определяли те приоритеты, которые на ближайшее время ставим — не только самой службе Госавтоинспекции, но и всем ведомствам, которые на сегодняшний день в области безопасности движения работают. И вот 31 января Виктор Николаевич Кирьянов, как заместитель министра, собрал совещание, на котором присутствовали большинство руководителей федеральных органов власти. Мы еще раз обменялись мнениями, что же сегодня у нас не так получается и на что на сегодняшний день в первую очередь надо обратить внимание в наступающем году (как на уровне федеральном, региональном, так и на муниципальном уровнях).

—Вы знаете, показатель аварийности у нас в стране — он действительно один из худших в мире, в цивилизованных странах. Вот с чем это связано? Почему у нас такая плачевная статистика? // Газета.Ru

—Ну, ведь когда мы говорим о сравнении, мы должны многое учитывать. Если многие из зарубежных стран, в том числе Европы, к аналогичным показателям, которых сегодня достигли, шли в течение 30–40 лет, то, наверное, ставить задачу преодолеть за год-два это отставание — невозможно. Но если вспомнить сравниваемый нами все время 2004 год (который является базовым еще для первой Федеральной целевой программы), когда было больше 35 тыс. смертей, то, конечно, динамика положительная налицо. То есть как только на государственном уровне было принято решение о том, что безопасность дорожного движения — это как одно из направлений социальной политики, и, соответственно, все структуры, отвечающие за безопасность, были в рамках той же федеральной программы подключены, пошла наступательная системная работа, которая на сегодня и дает результаты. Конечно, хотелось бы лучше. Безусловно, сегодня справедливые претензии звучат и в наш адрес о том, что, наверное, не все делается, что могло бы снивелировать эти вещи. Ну, нам есть над чем работать.

—Скажите, а вот какой ключевой в этом смысле может быть приоритет? То есть из-за чего у нас такая высокая аварийность? Может быть, это дороги, может быть, это водители, которые нарушают правила. // Газета.Ru

—Сегодня мы достаточно детально анализируем состояние безопасности. Но уже не видя просто конкретных цифр, а изучая причины и условия происшествий. И когда раскладываем эти причины, понимаем, что все составляющие этого комплекса — они важны. Если мы говорим, что сегодня более 80% происшествий происходит по вине водителей, то мы прекрасно понимаем, что от них бОльшая часть и зависит. Но ведь водитель — это не автомат, это человек, который может допускать ошибки, может чего-то не знать. Поэтому одна из задач, которая сегодня все больше и предметней ставится, — это работа с правосознанием. И, безусловно, сегодня все, что связано с профилактикой правонарушений, приобретает все большее и большее значение. Потому что при сочетании, разумном сочетании профилактики и надзора, контроля, достигается наибольший результат. Это подтвердил опыт большинства стран мира.

—Каким образом это правосознание можно менять? То есть это, по сути, менять менталитет водителей. // Газета.Ru

—Безусловно. Но у нас с вами есть сегодня примеры, когда менталитет водителей все-таки меняется. И совершенно не обязательно это связано только с ужесточением наказания. Но, на наш взгляд, сегодняшним приоритетом является работа с подрастающим поколением. Ведь сегодня именно в самом маленьком возрасте закладываются основы культуры, доброты, сознания, уважения, вежливости. Поэтому если на этом уровне сегодня сконцентрировать побольше внимания, постараться в этом возрасте заложить вышесказанные основы (в целом, не только самого уважения к Правилам дорожного движения), то, безусловно, потом, когда ребенок появляется в школе, можно эти основы уже закреплять каким-то образом, больше развивать. А когда он становится старшеклассником, можно его подключать уже к проблемам, связанным с управлением — сначала мотоциклом, а потом и автомобилем. Это все система воспитания, которая, безусловно, будет давать результат. С другой стороны, сегодня уже есть те, кто собирается стать водителем. Значит, соответственно, система подготовки водителей должна тоже претерпеть определенные изменения. И если мы, те, кто учились в 70–80-х годах, понимали проблемы обучения немножко по-другому, то за последние 10–15 лет мы утратили это понимание обучения. Мы сегодня все прекрасно понимаем, что многое происходит на уровне натаскивания. Поэтому вот еще один из элементов работы, в качестве профилактики. Безусловно, очень важна и, как мы говорим, наступательная позиция, с точки зрения пресечения правонарушений. И тут, хотим мы этого или нет, без этой жесткой руки, с точки зрения наведения порядка на дорогах, особенно связанного с управлением в нетрезвом состоянии, безусловно, не обойтись. Поэтому когда начинают говорить, сколько же можно ужесточать административный кодекс, нужно смотреть, не сколько раз это произошло, а что в данном случае вызвало необходимость и каковы последствия после принятия той или иной меры. На мой взгляд, это самое главное.

—Виктор Иванович, знаете, как раз одним из пунктов высокой аварийности в стране часто называют пьянство за рулем. И вот мы помним, что в прошлом году прошла некоторая реформа, собственно, изменилось законодательство. Вернули так называемые промилле, уровень погрешности ввели. И читатели интересуются, собственно, как это... Может быть, какие-то первые итоги подвести. Я зачитаю вопрос. // Газета.Ru

—Добрый день! Скажите, имеет ли смысл вводить новый законопроект о езде за рулем с содержанием алкоголя в крови выше допустимых норм, производя тест на адекватность и реакцию водителя? // Евгений

—Наверное, действительно, есть некое у людей сомнение о том, что сначала принимаются какие-то нормы, потом они каким-то образом меняются. Я еще раз повторю: вопрос не в том, как часто, а вопрос, что в данном случае стоит за принятием того или иного законодательного акта. Что касается упомянутой вами нормы, да, мы действительно отследили и продолжаем отслеживать ситуацию, связанную с управлением в нетрезвом состоянии. Она как была, так и остается нашим основным приоритетом в работе. Но при этом надо заметить, что появилось еще некое дополнение, которое сегодня практически не обсуждается, но оно тоже в какой-то степени показывает на необходимость более планомерной работы по пресечению этого вида правонарушения. Сегодня при дорожно-транспортном происшествии, где пострадали люди, у нас есть установленное нормативами право направлять человека на медицинское освидетельствование. Если раньше мы это делали только в случае выявления признаков алкогольного опьянения, сегодня у нас это право появилось. Соответственно, условно говоря, по идее, должно было возрасти и количество тех, кто оказался в нетрезвом состоянии. Так вот, наши предварительные подсчеты по ноябрю-декабрю говорят о том, что какого-либо резкого изменения в худшую сторону не произошло. То есть, опять же, говоря о мере воздействия, принятая норма — может быть, в большей степени сыграла воспитательную роль, а не с точки зрения пресечения. То есть, может быть, количество выявленных нарушений не увеличилось, а само осознание того, что эта мера стала более жесткой, к этому приводит.

—Хорошо, здесь вроде мы видим какую-то, скажем так, позитивную тенденцию, которую водители поддержали. Вот какой следующий шаг может быть в изменении законодательства? Вячеслав Лысаков, депутат, один из самых известных в Госдуме, кто занимается собственно реформой законодательства в области дорожного движения, например, говорит, что все, нужно мораторий взять, не вводить никаких изменений, пусть люди к этим привыкнут. // Газета.Ru

—Ну, Вячеслав Иванович выразился немножко не так. Когда 31 января проходило межведомственное совещание, была достаточно активная дискуссия, в том числе и по возможным изменениям, он сказал, что его высказывание не касалось принципиальных позиций, связанных с кодексом. Он имел ввиду другое, что, наверное, к одной и той же мере не надо так быстро возвращаться. Надо дать возможность принятому решению поработать, посмотреть его эффективность, как оно заработало, а потом уже менять. Но это ни в коей мере не затрагивает всей 12-й главы КоАП РФ. Что касается мер, всегда в таких случаях мы говорим: давайте мы посмотрим причины, разберем их, и, когда будем понимать, как на эти причины воздействовать, тогда появится законодательная инициатива. Сегодня у нас, как у органа Госавтоинспекции, такой законодательной инициативы нет. Как правило, все эти вещи инициируются или депутатами Госдумы, или законодательными собраниями, или какими-то другими лицами. Прежде чем какая-то норма будет принята, она пройдет очень серьезное обсуждение на всех уровнях. Поэтому нельзя говорить, что вот взяли, кто-то один придумал — и завтра это приняли. Нет. Механизм достаточно сложный, достаточно уравновешенный.

—Тут уже как раз-таки из уст того же Лысакова недавно прозвучало, что, может быть, примете решение отказаться от прошлогоднего изменения санкций за нарушение скоростного режима. В частности, то, что мы, журналисты-водители, тогда поддержали, то, что вот у нас не 10 км в час теперь допустимое превышение, а 20 км в час. И вот Лысаков говорит, что нужно возвращаться обратно. Скажите, действительно будете к этому возвращаться? // Газета.Ru

—Еще раз говорю: когда обсуждаем какие-то законодательные инициативы, мы предоставляем обосновывающие материалы или подтверждающие данные. Если говорить о введенной норме, которая связана была с изменением в данном случае законодательства, безусловно, есть некоторые моменты, которые сегодня, скажем, не до конца понимают наши водители. Вот один из вопросов, который будет мне задан, скорее всего, будет задан по Краснодару, о той «лавине» правонарушений, зафиксированных автоматическими камерами, которые якобы там есть. Не буду комментировать эмоциональность, я просто скажу, что когда мы выезжали и проверяли по заявлениям граждан ситуацию в Краснодаре, то в том числе установили, что очень многие водители после принятия нормы (превышение разрешенной скорости на 20 км/ч) — не нарушение, посчитали, что можно ездить с достаточно большой скоростью. И вот этот лимит превышения, после 20, они просто его не выдерживали. И получается, что они попадали под санкцию этой статьи. И их очень возмущало, что как это так, такое количество штрафов. Потому что человек привык ездить плюс условно 3–5 км, и вот он эти 20, и еще плюс начинает добавлять. И потом попадает под систему видеофиксации и начинает возмущаться: как так, дали слабину, а теперь меня за это привлекают?

—А система видеофиксации вообще оправдывает себя, эффективна она? // Газета.Ru

—Вы знаете, многие, наверное, из того, что я скажу, потом будут меня критиковать. По своей должности я человек, отвечающий за работу, которая базируется на аналитической работе. Так вот, там, где сегодня эта система выстроена грамотно, там, где она выстроена именно в тех местах, которые сегодня требуют такого контроля, она дает очень реальный эффект. И по снижению количества самих правонарушений, и по количеству, самое главное, людей, погибших в происшествиях. Это сегодня абсолютно реальные цифры. Они получены нами на разных участках дорог, в разных городах, в разных субъектах. Но это требует постоянной системной работы.

—Виктор Иванович, здравствуйте! Несколько раз встречалась ситуация на дорогах, когда камеры контроля скорости стоят просто на земле (что не соответствует документации к этим приборам) и с неправильным углом по отношении к дороге. То есть фактически приборы выставлены с нарушениями, и данные с них будут искаженными. Как вы понимаете, простые автомобилисты, проехав мимо таких камер и затем получив необоснованный штраф с таких комплексов, просто не вспомнят по прошествии некоторого времени, правильно или нет стояла камера и сколько неправильных камер стояло. Прошу вас обратить на это внимание и дать указание сотрудникам четко придерживаться документации на техсредства контроля скорости. Спасибо. // Селезнев Роман

—Безусловно, тот человек, который задавал вопрос, и все другие, конечно, могут иметь сомнения в части правильности установки тех или иных средств, их проверки. Я всегда в таких случаях говорю: если вас что-то смущает, обращайтесь, давайте конкретные факты, которые дадут нам возможность перепроверить. А что касается установки приборов, в том числе и передвижных комплексов, как мы их называем, они действительно имеют некие нормативы и, безусловно, они сегодня используются. Но говорить о том, что если он установлен, как автор вопроса говорит, на земле, и он будет неправильно работать — это абсолютно не так. Потому что любой человек сегодня, который получает уведомление о наложении штрафа имеет право обжалования.

—Скажем так, что обжаловать далеко не все захотят. Это время, это... // Газета.Ru

—Не то что не захотят. Здесь, опять же, сказывается определенный менталитет. Не только не верят. Гораздо проще просто покритиковать, но при этом не приложить усилий для того, чтобы защитить и себя, и своих коллег, которые двигаются по дороге. Но если ты более грамотный, более подготовленный, помоги навести порядок.

—Виктор Иванович, а цифры есть, сколько штрафов сейчас выписывается? Может быть, в голове они у вас. Вот за год предыдущий. // Газета.Ru

—35 миллионов только с помощью автоматических камер, а всего зафиксировано более 68 млн нарушений.

—То есть это, как я понимаю, если сравнивать с предыдущими годами, значительный рост.

—Рост есть. Но нельзя сказать, что он значительный. Потому что все время наращивается количество приборов, которые работают на дорогах. Поэтому когда мы говорим об увеличении количества наложенных административных взысканий за превышение той же скорости, выезд на полосу, предназначенную для движения общественного транспорта, то говорим не о том, что их количество возрастает, а о том, что увеличивается число зон контроля. Потому что по ряду городов, там, где мы проверяли эффективность, просматривается определенная зависимость. Сначала идет пик возрастания правонарушений, потом — некая стабилизация, потом она потихоньку снижается до определенного уровня, и потом она практически не меняется. То есть количество правонарушений становится достаточно стабильным. Почему — понятно. Потому что уже многие знают о том, что в том или ином месте стоит камера. А те, кто игнорирует, изначально не собираясь выполнять эти требования, они знают, что будут все равно подвергнуты наказанию.

—Скажите, много претензий вообще на работу камер сейчас? Ну, потому что многие жалуются, знаете, — ну, не согласен. То есть они говорят, что где-то завышает камера. Вот про «Стрелки» мы писали тоже материал, о том, что неточно они фиксируют скорость, где-то завышают. Вот эта магическая цифра 82 км в час у всех показывает. К технической особенности камер есть какие-нибудь вопросы? // Газета.Ru

—Много чего обсуждается. Возможно, есть в какой-то степени заинтересованность тех или иных организаций, которые занимаются установкой и эксплуатацией этих приборов. Безусловно, играет роль и какие-то другие интересы. Но, еще раз повторю, если кого-то что-то смущает, не стесняйтесь, обращайтесь. Мы всегда говорим, что готовы объективно рассматривать любую ситуацию. А поэтому говорить «Стрелка», «Арена», «Крис» или какие-то другие средства контроля, наверное, не стоит: как любой технический прибор, они когда-то могут дать сбой. Вспомните, когда в Татарстане «Жигули» ездили со скоростью 240 км в час. В Московской области был в Химках сбой. Мы же разобрались в этом. Да, был сбой.

—А доказать реально, что камера... // Газета.Ru

—Конечно. В любом случае, если есть какая-то претензия, давайте мы с ней будем разбираться. Потому что когда просто заявляется огульно, это бездоказательно.

—Виктор Иванович, а вы в курсе истории, которая была в Подмосковье, мол, что камеры там не работают, вирус какой-то их поразил? Что это за история? // Газета.Ru

—Этой историей правоохранительные органы еще занимаются. Но, по сути, как я понимаю, действительно произошла какая-то атака, хакерская — не хакерская, не будем пока рассуждать, по крайней мере вирусная, которая вывела на определенный период из строя то программное обеспечение, которое работало и позволяло информацию с камер передавать на сервер. В течение нескольких дней была проведена работа, чтобы привести все в порядок. Это подталкивает нас к тому, чтобы мы все время совершенствовали системы информационного обеспечения. То есть если мы в 2009/2010 году, начиная эту работу, считали, что основная задача — это правильное применение, то сегодня все больше ставятся вопросы не только правильного применения, но уже и определенной защиты этой информации. Потому что, хотим мы или нет, эта система должна быть объективной и поэтому должны, соответственно, ее держать на постоянном контроле.

—Скажите, а есть еще где-то, может быть, похожие ситуации, как в Подмосковье, что вирусы... // Газета.Ru

—Поступают регулярно к нам обращения. Вот про Краснодар, о котором я говорил. Недавно была небольшая статья и обсуждение по поводу Воронежа. Перед этим были еще ряд регионов, где люди говорили о том, что идет какая-то там фальсификация. Но все наши выезды, все наши проверки показывают, что бывают отдельные технические сбои, бывают определенные неполадки в работе системы. Но какой-то системности, злого умысла, как нас упрекают, что якобы чуть ли не специально мы фальсифицируем скоростные показатели, для того чтобы набрать большее количество штрафов, такого точно нет.

—Да, мы тоже делали материалы, что злоупотребления, люди считают, есть, ставят камеры, подкручивают их на какую-то скорость... // Газета.Ru

—Опять же, здесь вопрос. Камера — это некий прибор. Он сегодня, как устройство измерения, поверяется. Мы имеем на каждый прибор такой документ. Еще раз говорю: если у кого-то появилось сомнение в том, что он правильно фиксирует, обратитесь — разберемся. Нам на сегодняшний день, ведь важно не то, что мы выявили правонарушение, а важно то, что мы предупредили людей, что этот участок очень опасен. Если вы помните, чуть больше года назад мы сами инициировали обсуждение, а нужно ли там, где стоят стационарные приборы, делать дополнительную разметку и ставить дополнительные дорожные знаки. И народ сказал: да, делайте. Мы сделали. Мы же предупредили о том, что средства контроля, стационарные по крайней мере, в этом месте установлены. Так, а зачем вам тогда нарушать скоростной режим? Снижайте скорость. Выполняйте тот лимит, который установлен, и проблем ни у кого не будет.

—Уважаемый Виктор Иванович! Подскажите, как бороться с предприимчивыми инспекторами ДПС, которые ставят камеры видеофиксации за 100 м от окончания действия знака населенного пункта (при этом сам знак видно)? Ждать, когда поменяется пара-тройка поколений? И как вменить тем же инспекторам бороться с нарушителями, которые едут по обочине и создают аварийные ситуации и пробки? Спасибо. // Михаил, СПб

—Здесь, на мой взгляд, ответ один. Я и сам видел такие ситуации, и мои коллеги говорят, что, к сожалению, такие факты бывают и они не единичны. Необходимо обращаться к нам, с конкретным фактом, где это было. Тем более если многие сегодня применяют видеорегистраторы, предоставьте нам эти записи, мы посмотрим. Даже с точки зрения того, чтобы понять и оценить. Нам сегодня очень важно знать, кто же у нас и как работает. Если на человека, на одного и того же инспектора, все время приходят жалобы, обращения, это дает возможность лишний раз на него посмотреть повнимательней. И может быть, с ним и попрощаться. Без этой помощи, без этой подсказки, без этой обоюдной заинтересованности нам действительно придется два-три поколения ждать.

—Добрый день! В прошлом году подняли штраф за езду по обочине с 500 до 1500 рублей, но водители по-прежнему ездят по обочине, а сотрудники ГИБДД мало ловят за такое нарушение. Когда начнут бороться с этим? Какие планируются действия для того, чтобы нарушители все-таки подвергались наказанию? Иначе мы с ездой по обочине никогда не справимся. // Павел

—Я еще раз повторю: нельзя сегодня все подводить только к пресечению правонарушений. Вы посмотрите на ряд аналогичных вопросов: вот, например, стоит пробка, вместо того чтобы заниматься пробкой, вы там ловите правонарушителей. Или наподобие этого. Безусловно, количество правонарушений еще очень большое. Поэтому какой-то специальный акцент на то или иное правонарушение делать очень сложно. Поэтому будем обращать внимание в том числе и на ту информацию, которую граждане нам сообщают. Но сегодня я бы обратился в большей степени к другому. Давайте мы все-таки сами потихоньку будем друг друга воспитывать. Если на сегодняшний день мы говорим о каком-то продвижении культуры на дорогах, то просто добиться этого одними штрафами нереально.

—Среди людей много сознательных граждан. Как минимум в трети машин стоят видеорегистраторы. Почему бы не создать в интернете портал, куда люди могли бы отправлять видео нарушений и чтобы ГИБДД наказывала нарушителей? В Европе, США достаточно звонка свидетеля, чтобы наказать такого лихача. Зная, что тебя могут «сдать», многие не станут нарушать! // Евгений Зозуля (Владивосток)

—Вопрос очень больной, если честно, к нам много на эту тему обращаются. И мы всегда говорим, что готовы к этой работе. Но на сегодняшний день все, что касается правоприменения, очень жестко регулируется, в том числе Административным кодексом. Прежде чем рассмотреть заявление какого-либо участника движения, гражданина, мы должны соблюсти определенную процедуру. Зная о том, что этот вопрос будет, я попросил своих коллег, и они подобрали данные по количеству обращений, в разных городах России, по поводу правонарушений, которые зафиксированы были участниками движения. И должен сказать, что где-то лучше, где-то хуже, но люди действительно начинают нам сообщать увиденные нарушения на дорогах. Другое дело, что есть требования к оформлению этих документов, и просто сделать портал, на который каждый будет выкладывать, к сожалению, сегодня пока нельзя. Хотя я понимаю, что многие бы сегодня действительно начали бы пользоваться этим ресурсом. Но процедура есть процедура. У нас есть регионы, где по результатам рассмотрения обращений граждан из них по большинству материалов возбуждаются административные дела.

—Именно на основании видеорегистраторов?

—Да. Если они четко укладываются в правовую норму. Поэтому мне кажется, что сегодня этим и надо пока пользоваться. Я понимаю, что это с точки зрения времени затратно для гражданина это целая процедура. Но сегодня таков закон, мы обязаны его соблюдать. Мы благодарны водителям за помощь.

—Может быть, у вас есть мысль предложить депутатам внести использование видеорегистраторов в законодательство, более детально прописать? // Газета.Ru

—Вы, наверное, слышали, сейчас обсуждается несколько законодательных инициатив, в том числе и депутатов Государственной думы, по применению видеорегистраторов. В том числе рассматривается возможность применения этих видеорегистраторов для упрощенного оформления ДТП. Я думаю, что это направление будет развиваться. Но все, что касается правоприменения, я еще раз повторю, требует очень жесткого соблюдения. Все должно быть правильно задокументировано.

—Добрый день. Скажите, пожалуйста, когда сотрудники ГИБДД перестанут прятаться в кустах, как партизаны, а займутся наконец-то действительно полезными делами? Например, регулировкой заторов. Как это делают в цивилизованных странах. Например, в Англии, сам видел, где вообще нет такой службы, как ГИБДД.

—Спасибо // Андрей

—Все смешали, начиная от засад, Англии, — все. В прошлом году министром внутренних дел Владимиром Александровичем Колокольцевым была поставлена задача именно по искоренению так называемых засад. Очень много было обращений и ваших коллег, и в целом участников движения о том, что эта практика, к сожалению, имеет место быть. Мы сегодня постоянно мониторим эту ситуацию: и то, что появляется в прессе, и сами отслеживаем, когда выезжаем с гласными и негласными проверками. Жестко разбираемся с теми, кто до сих пор это позволяет. На одном из последних совещаний министр еще раз поставил очень жесткую задачу и в целом Госавтоинспекции, и вообще руководителям территориальных органов внутренних дел, что при выявлении таких случаев самые жесткие наказания не только тем, кто это делает, но и руководителям, которые это допускают. Поэтому будем работать. Но опять же, для того чтобы обладать информацией, нужно, чтобы эта информация до нас доходила. Сейчас, совместно с управлением общественных связей МВД РФ, мы встречались с рядом представителей СМИ, наметили действия, которые позволят шире использовать возможности СМИ и участников движения. Но в любом случае есть наш сайт и там на специальной страничке — www.gibdd.ru/letter/ — есть возможность написать любое обращение. То есть чем больше мы будем друг друга информировать о проблемах на дорогах, тем быстрее мы вместе и наведем порядок.

—Виктор Иванович, а на уровне приказа или какого-то опять же законодательства... // Газета.Ru

—Да нет, все необходимые нормативы сегодня есть. И в части регламента работы ДПС и различных обзоров, документов, которые говорят, что и как надо делать. Более того, в наших регламентирующих документах четко прописано, что инспектор должен работать только там, где он будет работать с конкретным видом правонарушения, вызванного той или иной причиной ДТП. Если он работает по пешеходам и мы понимаем, почему он здесь работает, — это пешеходы. Если он работает в группе, которая занимается сплошной проверкой на предмет выявления нетрезвых водителей вместе с медициной, то он занимается этим правонарушением. Все должно быть выстроено под нашу главную цель — снижение именно количества погибших на дорогах.

—Виктор Иванович, может быть, чуть-чуть сместимся в сторону Москвы? Хотелось бы вопрос задать опять от редакции. Читатели не интересуются, но мы интересуемся судьбой главы ГИБДД. Сейчас в Москве обезглавлено ведомство столичное, подал в отставку Александр Ильин в этом году. Собственно, первый вопрос — в чем, на ваш взгляд, причина его ухода? И вторая часть вопроса — есть ли реальные кандидаты на его место? // Газета.Ru

—Все, что касается его ухода, наверное, написано в его рапорте. Он подал рапорт с учетом выслуги лет. Поэтому это его законное право, он им воспользовался. Что касается решения, то решение об увольнении будет приниматься с учетом его звания и должности Президентом Российской Федерации. А что касается кандидатов, то этот вопрос будет рассмотрен после того, как должность станет вакантной.

—То есть формально он еще занимает этот пост?

—Да, он занимает. Находится в очередном отпуске.

—Скажите, действительно ли есть какой-то кадровый дефицит сейчас в ведомстве, именно на руководящих постах, в том числе в Москве? // Газета.Ru

—Что касается Москвы, это отдельный разговор. Здесь действительно некомплект гораздо выше, чем в большинстве наших регионов, в том числе и по руководящему составу. Дефицит вызван, на мой взгляд, несколькими причинами. Одна из них — это просто демографический провал, который в принципе сегодня везде есть. Вторая причина — что мы сегодня и сами с точки зрения контроля становимся более жесткими. И вы знаете о том, что министр внутренних дел очень жестко ставит вопрос по отношению к руководителям. Но, с другой стороны, разговаривая сегодня в регионах с руководителями, личным составом, мы понимаем, что тем самым должны остаться только те, кто действительно хочет честно работать. И тогда гораздо проще будет потом строить взаимоотношения. Потому что, когда ты не уверен в тех, с кем ты работаешь, и можешь каждый день иметь неприятности, в том числе связанные с последующим увольнением или отстранением, понижением в должности, я имею в виду руководителя, конечно, это очень сложно. А вы видите, что ситуация-то на дорогах только усложняется. И задачи-то, в общем-то, тоже их не уменьшаются, их становится только больше. Конечно, сегодня этот дефицит есть. Есть еще один момент, который, может быть, не сразу, но, безусловно, должен сыграть положительную роль. Мы все больше и больше, все серьезнее начинаем заниматься повышением квалификации своих сотрудников. То есть вопросы переподготовки приобретают совершенно другой смысл. Мы сегодня должны людей учить более современным, более новым методикам, практикам. Чтобы сегодня больше использовались информационные технологии, технические средства. Особое внимание сегодня стараемся уделить и первоначальному обучению. Когда человек приходит только работать в Госавтоинспекцию. Выделяя сегодня дополнительные силы, в том числе нашего центрального аппарата, для того чтобы провести занятия, прочитать курс лекций. Поэтому здесь я вижу, что мы сможем таким образом немного снивелировать те сложности, с которыми сегодня сталкиваемся.

—Насколько вообще охотно сейчас люди идут служить в Госавтоинспекцию? // Газета.Ru

—Абсолютно по-разному. Есть регионы, где зарплата в полиции в целом даже чуть выше, чем средняя по региону. Тогда отбор серьезнее, тогда спрос можно вести более жесткий. Есть регионы, где даже в разных городах абсолютно разная ситуация. Там, где есть градообразующие предприятия, там, где есть серьезные организации и фирмы, которые могут поддержать инфраструктуру, там сложнее.

—В Москве, как я понимаю, не очень охотно идут. // Газета.Ru

—Очень трудно. Потому что условия работы очень сложные. Вы видите, что они с точки зрения даже самих условий движения очень сложные. Спрос очень жесткий. Все на глазах. Все проблемы — они, как правило, быстрее проявляются в Москве.

—Были вопросы как раз от читателей касательно работы инспекторов в Москве. Что редко их видно как раз за регулированием движения, за обличением каких-то правонарушений, тем же самым патрулированием. Но зато часто видно, как они задействованы в организации спецпроездов. Вот это тоже как-то сказывается? // Газета.Ru

—Понимаете, вот мы с вами даже на протяжении буквально нескольких минут услышали разные мнения.

—Россия большая, в том-то и дело.

—Москва — это фактически сочетание всех проблем. И, конечно, спецпроезды, и, конечно, управление в нетрезвом состоянии, и, конечно, общественно-политические, спортивные, культурные мероприятия — все это накладывает свой отпечаток. И то, что сегодня есть претензии, к сотрудникам, работающим в Москве, наверное, тоже справедливо. И мы это вскрываем, и мы с этим разбираемся. И в том, что граждане нам сообщают, тоже стараемся разобраться. Я почему и говорю, что нет какой-то закрытости.

—Виктор Иванович, какая средняя зарплата в Москве у инспектора патрульного? // Газета.Ru

—Порядка 45–50 тыс. руб.

—Виктор Иванович, еще по Москве буквально несколько вопросов. Сперва, наверное, такой общий. Видим, что сейчас активная ведется борьба с пробками. Ведомства, департамент транспорта, платные парковки, выделенные полосы... Вот если в целом брать, как бы вы оценивали, насколько эффективна эта работа и в правильном ли направлении она ведется? Вы, собственно, в Москве живете, вам видно изнутри, скажем так. // Газета.Ru

—Наверное, давать оценку работы правительства Москвы я не правомочен. Я могу высказать свое мнение. Сегодня в Москве серьезно взялись за эту проблему, пытаются решить все в комплексе, системно. Потому что какое-то одно направление, мероприятие никогда результата не даст. Сейчас такая сложная ситуация, что она требует именно комплексности. Причем последовательных действий. Безусловно, это вызывает определенные недовольства. Безусловно, это вызывает какие-то критические замечания. Наверное, без этого не обойтись. Так шли многие страны, так шли все крупные города. Нам не миновать этого пути. Да, наверное, есть какие-то шероховатости, какие-то отдельные неточности. Но они есть у всех, кто пытается что-то сделать заново, кто пытается что-то сделать по-новому. Поэтому здесь, на мой взгляд, нужно смотреть и судить по результатам того, что делается. А у нас сегодня все начинают критиковать, еще не понимая, чего в принципе-то хочется. То есть не хотят слушать друг друга. Вот, на мой взгляд, в чем проблема.

—Виктор Иванович, хочу задать нашумевший вопрос касательно демонтажа заградительных отбойников на Каширском и Варшавском шоссе. Почему, несмотря даже на заключение ГИБДД, продолжается эта работа? Неужели вы, офицер, готовы променять скорость движения на 50 человеческих жизней? Почему вы считаете правильным создавать отбойники на протяжении всей трассы М4 и при этом так просто расстаетесь с ними в крайне жестоких московских условиях? Неужели даже у вас нет полномочий, чтобы остановить это безобразие и откровенную глупость? // Александр

—Александр молодец, что он имеет позицию, молодец, что он эту позицию отстаивает, с ней делится. Но вопрос не только в М4. Сегодня в целом и на федеральной дороге, и на территориальной, и в городах все больше приходит осознание того, что сами условия безопасности должны действительно создаваться. В том числе и в Москве. На сегодня, насколько я понимаю, не только он, Александр, но и многие другие высказали свою точку зрения по этому вопросу. В том числе и ко мне обращались и письменно, и по телефону о том, что какова позиция Госавтоинспекции. Госавтоинспекция четко свою позицию сформулировала, мы не считаем правильным, в данном случае решать вопрос увеличения пропускной способности за счет снижения уровня безопасности. Вот наша позиция. Она всегда была, есть и будет.

—Добрый день! В городах России начали повсеместно вводить полосы для общественного транспорта вместе со штрафами за нарушение движения по ним. Однако нет документов, четко регламентирующих многие вопросы организации движения по этим полосам в нестандартных ситуациях. Например, из-за ремонта, аварии, погодных условий и т.п. невозможно проехать по обычным полосам или возможно объехать препятствие только по полосе ОТ. Часто такой маневр происходит под камерами фиксации правонарушения, и нет никаких законных оснований обжаловать полученный впоследствии штраф. Понятна забота о гражданах, пользующихся ОТ, но водители тоже имеют право на свободу перемещения. // Андрей

—Во-первых, не соглашусь, что нет законных оснований, — основания есть, и их более чем достаточно. Если вы обращаетесь с письменным заявлением, прикладываете свой материал, ту доказательную часть, которой, допустим, вы располагаете, то всегда есть возможность просмотреть запись с той или иной видеокамеры, то есть посмотреть реальную ситуацию. Это первое. Второе. Безусловно, на сегодняшний день на дорогах могут возникать какие-то экстренные ситуации. И если это фиксирует камера видеоконтроля, то, пожалуйста, обращайтесь, мы посмотрим эту запись и отменим это постановление, если это так. Ведь автоматическая фиксация в том и заключается, что она автоматическая. Но если возникают вопросы, всегда должностное лицо вправе вместе с заявителем рассмотреть эту ситуацию. А что касается неурегулированности вопросов организации движения, тут я не соглашусь. Достаточно четко определено ПДД, нормативами и стандартами, как выделяются эти полосы. Другое дело, что, кто задает вопрос имеет в виду, что на этой полосе могут проходить временные дорожные работы. Но это опять же вопрос не к работе камер, а к организации в данном случае работ на этой полосе. Потому что по ней также двигается и общественный транспорт, который вынужден будет, условно говоря, выезжать из своей полосы. Я знаю, что сегодня многие информационные ресурсы в Москве принимают заявления от граждан на недостатки на дорогах. Если человек увидел, давайте через видеорегистратор, фотографии с мобильного телефона отправьте, и соответствующие органы коммунальные, дорожные среагируют на эту ситуацию. Я знаю, там очень жестко ставится на контроль.

—Виктор Иванович, еще вопрос по платным парковкам в Москве. Тоже разные мнения. Мне интересно, как глава ГИБДД, как вы расцениваете важность вообще появления платных парковок в городе. И помогло ли это побороть нарушителей, тех, которые ставят на тротуарах, вторым рядом, мы часто это видим. У нас система эвакуации вводится. // Газета.Ru

—Знаете, вот опять, что мы ставим вперед — телегу или лошадь? Мы говорим о платных парковках. Платная парковка — это же ведь не самоцель. Это один из инструментов решения транспортных проблем огромного мегаполиса, то, о чем мы с вами чуть раньше говорили. И говорить о том, что это привело сразу к каким-то решениям, так же как выделенные полосы, очень сложно. Ведь к любой новелле нужно привыкнуть. Так и здесь, мы не привыкали к тому, что ограничено парковочное пространство, в центре. Но сегодня ведь ни у кого не вызывает вопросов, что такая же примерно или аналогичная схема действует в каком-то городе Европы. Другое дело, что мы опять же, когда выгоден опыт западный, мы его приводим, когда он невыгоден — мы его отвергаем. А вот давайте всегда искать разумную середину. Для чего это делается? Для того чтобы уменьшить трафик в центре города. Оно нужно, уменьшение трафика? Все говорят: да, нужно. Ну, а как тогда по-другому сделать? Много различных методов. В том числе и вот организация такой зоны парковки.

—Виктор Иванович, еще пара вопросов у нас от редакции. В частности, тоже были вопросы от читателей. Мы их просто обобщим и зададим от себя. При участии вашего ведомства подготовлен законопроект о продаже «красивых» номеров через аукцион. Как будет выглядеть сама процедура продажи, для чего понадобилось инициировать такую меру? Как предлагается формировать стартовую цену? И когда, собственно, это у нас уже появится? // Газета.Ru

—Пока инициатива является только инициативой. Сегодня вместе с Министерством экономического развития, с другими заинтересованными организациями идет наработка определенного опыта, который может применяться при проведении аукциона. Какой будет выбран из вариантов, там кто-то говорил про прибалтийский, кто-то говорил про другой, — давайте подождем. Но в том, что сегодня нужно эту проблему решать, в этом уверены практически все. И с точки зрения коррупционной составляющей, с точки зрения прозрачности административных процедур и с точки зрения удобства граждан. Поэтому давайте подождем. Будет принят закон о регистрации, сегодня он прошел первое чтение, после этого пойдет подготовка уже непосредственно исполнительных нормативных документов. Один из них будет касаться как раз и вот того, что вы сказали, проведения аукционов.

—Виктор Иванович, недавно пролонгировали профильную федеральную целевую программу повышения безопасности на российских дорогах до 2020 года. Как я понимаю, там планировалось 100 млрд руб., а в итоге выделили меньше. // Газета.Ru

—Да, цифры по отношению к планируемым изменились. Мы частично пересмотрели мероприятия. В первую очередь оставили те, которые дают реальный результат после внедрения.

—Это какие мероприятия?

—Те, которые в основном затрагивают серьезные капитальные вложения мы отложили. В первую очередь предусмотрели введение светофорного регулирования, в том числе и вызывного типа (светофор с кнопкой), или оборудование дополнительной информацией нерегулируемых пешеходных переходов. Но в большей степени сориентировали эти мероприятия на работу с правосознанием. Вот то, о чем мы с вами вначале говорили.

—Какие главные меры будут в этой ФЦП? Ну, прямо выделить, до 2020 года, в приоритетах. // Газета.Ru

—Понимаете, ФЦП — это инструмент, который будет задействован в определенных направлениях. Но у нас же с вами еще 80 с лишним субъектов Федерации, которые приняли или принимают аналогичные программы, с собственным финансированием. Более того, многие муниципальные образования принимают свои программы с собственным финансированием. То есть это система совместных действий, которая должна быть увязана по целям и задачам. Вот вы говорите, какие основные. Но дело, наверное, даже не в названии мероприятий, а в тех направлениях, по которым мы работу эту собираемся строить. И здесь два основных, на мой взгляд, приоритета. Это все, что касается детской безопасности, и все, что касается пешеходов. А уже дальше идут конкретные тактические действия, которые позволят снизить гибель той или иной категории участников движения. У нас сегодня каждый второй ребенок гибнет в качестве пассажира, каждый третий — в качестве пешехода. Ну, куда же это годится? Значит, соответственно, нужен целый комплекс мер. Мы говорим сегодня о пешеходах. Если дисциплина пешеходов улучшается, то проблема наездов на пешеходных переходах никуда не уходит, она остается. Каждый день, разбирая материалы, видим одно и то же: водитель, который совершает наезд все время рассчитывает: успею. Поэтому даже очередная наша совместная кампания как раз называется «Внимание, тормози заранее!». Восприятие водителем пешехода на пешеходном переходе сегодня очень неоднозначно. Отсюда все проблемы.

—А вот, кстати, тоже обсуждалось, что у нас пешеходов, по аналогии, по-моему, как в Белоруссии, обяжут надевать фликеры. // Газета.Ru

—Есть такая инициатива. Да, мы действительно говорим о том, что нужно сегодня, особенно на плохо освещаемых, а тем более на неосвещаемых участках дороги, иметь возможность водителю заранее увидеть пешехода. Безусловно. Совершенно недавно первый вице-премьер правительства России Игорь Иванович Шувалов проводил совещание МВД и Министерства образования, где мы ему докладывали о том, как сегодня обезопасить детей, которые утром и вечером идут в школу и обратно. Потому что зачастую они тоже не видны. Это проблема и ее тоже надо решать.

—Виктор Иванович, еще вопрос по автошколам, мы сегодня с вами не говорили. Ряд автошкол опасаются, что они не смогут работать по новым требованиям и что процедура обучения, как для учеников, так и для самой школы, заметно усложнилась. Однако далеко не все могут разобраться во всех нюансах нововведений, как именно изменится процесс обучения в автошколах, на что лучше обращать внимание будущему водителю при выборе учебного заведения и понадобится ли всем автошколам для получения лицензии обзаводиться собственным компьютеризированным автодромом. // Газета.Ru

—Мы давно занимаемся этой проблемой совместно с Ассоциацией автошкол. Для них сегодняшние нововведения не являются, на мой взгляд, сложными. Они сами принимали активное участие в разработке этих документов, входили в различные инициативные группы. И они прекрасно понимают, что сегодня так готовить водителей, как мы готовили до этого, уже нельзя. Вы знаете о том, что недавно были внесены изменения, и сегодня как таковой экстернат запрещен. Потому что, к сожалению, вклад в состояние безопасности на дорогах от водителей, которые имеют маленький стаж существенен. По итогам прошлого года 15% всех погибших на дорогах — это как раз принесли водители, которые недавно окончили автошколу. Как вы считаете? Я считаю, эта доля очень высокая. Поэтому нужно повышать ответственность на всех этапах: при обучении, и на приеме экзамена. Пакет документов, который сегодня обсуждается, он как раз это и предусматривал. А можно или нельзя их выполнять — это вопрос, по-моему, риторический. Если хочешь — будешь выполнять, не хочешь — не будешь выполнять. А если не будешь выполнять — значит, соответственно, не будешь лицензирован и, соответственно, не сможешь работать в этой области. Более того, что касается автоматизированных автодромов. Опять же в этих нормативных документах прописано, что может быть площадка или автоматизированный автодром. Пожалуйста, выбирайте, что в данном случае вам предпочтительнее. Но притом вы должны для себя соотнести, какую цель вы преследуете. Если вы преследуете цель научить человека, который будет сидеть за рулем, и завтра вы с ним столкнетесь в качестве пешехода или водителя, а потом будете говорить: а кто же его подготовил? У нас же над этим никто так не задумывается. Если вы сегодня занимаетесь, в рамках уже нового закона об образовании, подготовкой водителей для получения квалификации, будьте любезны за это отвечать.

—Виктор Иванович, мы уже подходим к концу, уже почти час. Собственно, такие уже обобщающие, наверное, вопросы. Вы возглавляете ведомство уже почти два с половиной года. Чем сделанным за этот срок вы больше всего гордитесь и каковы ваши планы как руководителя на ближайшее время? // Газета.Ru

—Наверное, оценку моей работе должны дать руководители. Это было бы правильнее. Мне кажется, что не все удается. Наверное, много сегодня вещей, которые хотелось бы сделать лучше. Да, не все получается, получаем критику, получаем неприятные отзывы, наверное, без этого невозможно, мы слишком под широкой зоной критики, наверное, это справедливо. Но, с другой стороны, чем более мы открыты, тем больше мы получаем даже таких, может быть, не очень приятных вопросов, тем больше понимаем, что люди небезразличны. То есть то, что мы делаем, сегодня вызывает реакцию. А это уже хорошо. Но раз эта реакция есть, значит, есть над чем работать. Что мы собираемся делать? Мы серьезно работаем со своими коллегами из других федеральных органов над совершенствованием нормативов во всех областях. Не только законодательство, правоприменение, но и нормативы и стандарты. Вот по пешеходным переходам мы вместе с коллегами недавно приняли дополнительные новеллы, связанные с их оборудованием. Сейчас готовим следующие предложения. Очень много задумок, связанных с проведением различных акций и мероприятий. Потому что сегодня информированность населения по вопросам БДД очень незначительная. Вот откуда такое количество сегодня вопросов. Люди не знают о том, что есть открытый информационный ресурс госуслуг, куда любой гражданин может обратиться в любое время. Совершенствуем наш ресурс информационный. Мы сегодня об этом не говорили, но тоже стараемся раскрывать часть информации, которой располагаем. Очень много сегодня задумано. Мы сегодня не говорили о дорожной инфраструктуре, а это огромный блок вопросов. Мы не говорили о том, что очень много вопросов в рамках перевозки пассажиров и грузов. И там нужно еще наводить и наводить порядок. И не только с точки зрения пресечения, а именно с точки зрения создания нормативов. Потому что, на мой взгляд, сегодня экономика должна превалировать. И если сегодня создать условия, когда экономически будет что-то невыгодно нарушать, то вопросы контроля становятся проще. То есть уже будет не сплошной контроль, а выборочный, эпизодический. Вот к чему сегодня нужно стремиться.

—Спасибо большое, Виктор Иванович. Действительно, ответить на все вопросы просто невозможно в рамках одного интервью. Но мы обязательно переадресуем в ваше ведомство, вашим подчиненным то, что прислали наши читатели. И, может быть, на какие-то вещи вы сможете ответить, и мы их тогда обязательно опубликуем, ваши ответы. // Газета.Ru

—В любом случае спасибо тем, кто эти вопросы задал. Может быть, публикация этих ответов вызовет еще какое-то количество вопросов. Будем отвечать, будем стараться разъяснять свою позицию. А им и вообще всем участникам движения я желаю безопасных дорог в первую очередь. Здоровья, счастья, удачи.

«Газета.Ru»

 

Чего хотим? Чего желаем!

Июнь 26, 2013 2515

Популярные общественные инициативы

По информации интернет-портала "Российская общественная Инициатива" самой популярной инициативой стал запрет чиновникам и сотрудникам компании с… Подробнее...

Водителям от ОПОБДД

 

 

 

 

Академия Наук Социальных Технологий и Местного Самоуправления

Отель Север Сити в Мск

Участники:

  • Росавтодор ответит за непостроенные дороги

    Росавтодор ответит за непостроенные дороги

  • Лимузин Трампа не пролез в ворота королевского дворца в Бельгии

    Лимузин Трампа не пролез в ворота королевского дворца

  • В Москве задержали террористов, готовивших взрывы на общественном транспорте

    В Москве задержали террористов, готовивших взрывы на о

  • Госдума отказывается вводить платный въезд в городах

    Госдума отказывается вводить платный въезд в городах

Росавтодор ответит за непостроенные дороги

В ходе проверки финансовой отчетности Росавтодора за 2016 год Счетная палата выявила многочисленные нарушения. Во многих регионах выделенные на строительство и ремонт дорог деньги не израсходованы или использованы ненадлежащим образом.

В 2016 году Росавтодор получил из бюджета 539,72 млрд рублей, из которых 3%, то есть 16,5 млрд, оказались неисполненными. В отчете Федерального дорожного агентства говорится о том, что в ходе выполнения Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) не введено 10 объектов капитального строительства, тогда как аудиторы насчитали 13 таких объектов — таким образом, отчет Росавтодора в части реализации ФАИП признан недостоверным.

Общий объем незавершенного строительства в 2016 году оценивается в 280,75 млрд рублей, это на 43,2%, или 213,8 млрд рублей, меньше, чем годом ранее. В прошлом году Росавтодор выделил 83 регионам средства на общую сумму 80,86 млрд рублей, но в итоге в 36 регионах дорожно-строительные работы выполнены не в полном объеме, а в 17 регионах вообще ничего не сделано. Пресс-служба Счетной палаты приводит несколько характерных примеров.

В Краснодарском крае в прошлом году планировалось построить 30,92 км автодорог, но по факту сдано только 2,48 км, отремонтировано 377,37 км из запланированных 652 км. Республика Тыва и Пермский край должны были в 2016 году построить 18,5 км и 6,2 км соответственно, но не сделали ничего. Аналогичная ситуация, то есть ничего не построено, в Орловской области (планировалось возвести 33,9 км автодорог), Челябинской области (15,33 км), Рязанской области (11,44 км), Новосибирской области (5,57 км), Республике Дагестан (4,97 км).

Есть и другие любопытные факты. Так, ФКУ «Колыма», подведомственное учреждение Росавтодора, получало деньги на содержание ремонтируемых участков дорог, тогда как в госконтрактах прописано, что в период ремонта содержание должен обеспечивать сам подрядчик. Таким образом, неэффективное использование средств федерального бюджета составило 45,1 млн рублей.

С полным отчетом Счетной палаты о результатах проверки деятельности Росавтодора за прошлый год можно ознакомиться на официальном сайте ведомства. Там же сообщается о том, что по результатам проверки направлены представление Федеральному дорожному агентству, обращение в Генеральную прокуратуру и Федеральную службу безопасности, информационное письмо Министерству финансов и заключение аудиторов в палаты Федерального собрания.

Счетная палата далеко не первый раз выявляет нарушения в сфере дорожного строительства. В прошлом году ведомство даже сняло душераздирающий видеоролик о неэффективном расходовании средств, выделенных на строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги.

Недавно Счетная палата рассмотрела отчет о собираемости штрафов за нарушение ПДД и пришла к выводу, что 50-процентная скидка при оплате штрафов в двадцатидневный срок оказалась неэффективной.

Фото: rosyama.ru

Лимузин Трампа не пролез в ворота королевского дворца в Бельгии

Президент США не смог въехать на территорию королевской резиденции из-за больших габаритов своего автомобиля под названием «Зверь» (The Beast)

Габариты служебного автомобиля президента США Дональда Трампа не позволили ему въехать в ворота королевского дворца в Брюсселе, где американского лидера в среду принимал король Бельгии Филипп, сообщает РИА Новости со ссылкой на газету Libre Belgique. В итоге, как отмечает издание, Трампу пришлось пересечь королевский двор пешком.

Напомним, что президентский лимузин Трампа построен на базе Cadillac. Длина автомобиля, который весит более 8 тонн, составляет 5,5 метра. Машина оснащена 20-сантиметровой броней дверей и 12-сантиметровой броней окон. «Зверь» способен выдержать прямые выстрелы из крупнокалиберного оружия и может передвигаться на спущенных колесах. Стоимость автомобиля составляет 1,2 миллиона долларов.

В Москве задержали террористов, готовивших взрывы на общественном транспорте

Задержанные террористы являются членами запрещенной в России организации «Исламское государство», сообщает Центр общественных связей ФСБ.

В террористическую группу входили четыре человека — россияне и граждане стран Центральной Азии. Они готовили теракты с использованием самодельных взрывных устройств на общественном транспорте города Москвы, говорится в сообщении Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Уже установлено, что члены группировки входили в запрещенную в России международную террористическую организацию «Исламское государство». Руководили ими с территории Сирии.

В ходе спецоперации на квартирах задержанных были обнаружены лаборатория по производству взрывчатки, готовое к применению самодельное взрывное устройство с поражающими элементами и компоненты для его изготовления, а также гранаты, автоматы, боеприпасы и литература экстремистской направленности.

После совершения диверсионно-террористического акта члены группировки собирались выехать в Сирию для участия в боевых действиях. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело.

Ранее директор ФСБ РФ Александр Бортников предупреждал о том, что террористы запрещенных группировок «Исламское государство» и «Джебхат-ан-Нусра» начали менять свою тактику и сосредоточились на создании опорных пунктов в разных странах.

В 2013 году шахидка-смертница взорвала автобус в Волгограде, а руководил операцией примкнувший к боевикам Дмитрий Соколов. Позже его ликвидировали дагестанские силовики.
Жертв теракта в Берлине, когда грузовик въехал в толпу людей, могло бы быть больше, если бы не установленная на нем система аварийного торможения. К такому выводу пришла экспертная группа, изучавшая обстоятельства этого происшествия.

Фото: ТАСС

Госдума отказывается вводить платный въезд в городах

Комитет Госдумы по транспорту отправил на согласование в Государственно-правовое управление (ГПУ) администрации президента новую редакцию документа «Об организации дорожного движения...».

Напомним, резонансный законопроект «Об организации дорожного движения...» вызвал бурное возмущение общественности и депутатов из-за присутствующих там двух спорных норм: возможности введения платного въезда в отдельные районы городов с целью борьбы с пробками и возможности введения платных парковок во дворах. Изначально законопроект, предложенный правительством, позиционировался как призванный упорядочить дорожное движение, повысить его безопасность, установить права и обязанности субъектов, обеспечивающих это движение. Многие заложенные в нем нормы действительно полезны, но эти два пункта стали настоящими ложками дегтя.

Однако стало известно, что комитет Госдумы по транспорту направил в Государственно-правовое управление администрации президента новую редакцию законопроекта «Об организации дорожного движения...», из которой полностью исключена норма о возможности введения платного въезда. Решение ГПУ по этой версии законопроекта ожидается уже в ближайшее время. Поскольку документ внесен правительством, его, скорее всего, примут во втором и третьем чтениях еще в весеннюю сессию Госдумы. Учитывая, что она продлится до конца июля, времени достаточно.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков отмечает, что исключение из законопроекта спорной нормы о платном въезде — мудрое решение, и таким образом базовые конституционные свободы не будут ограничены. Ведь речь идет и о свободном передвижении граждан внутри страны, и о передвижении товаров и услуг, и о едином экономическом пространстве.

Что касается того, останется ли в новой версии законопроекта норма, согласно которой региональные органы государственной власти по своему усмотрению смогут вводить платные парковки на любых территориях, в том числе и во дворах, пока не известно.

ГПУ уже ранее давало отзыв на законопроект, отмечая, что в нем есть «коррупциогенная составляющая», и рекомендовало его доработать.

Законопроект «Об организации дорожного движения...» Госдума рассмотрела в декабре 2016 года, и несмотря на то, что многие депутаты выступали против, отмечая, что документ сырой и нуждается в существенной доработке, он был принят в первом чтении.

Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Previous
Следующая

Яндекс.Метрика Создание сайтов и интернет магазинов, студия Ил-веб